В семье актрисы Алены Хмельницкой и режиссера Тиграна Кеосаяна две замечательные дочки: Саша (19 лет) и Ксения (3 года). Алена Хмельницкая рассказала о том, как  ее изменило материнство, и какую роль сыграла старшая дочка в появлении на свет младшей.

Фото: Legion-Media.Ru

– У ваших девочек большая разница в возрасте, ладят ли они между собой?

– Сейчас старшая дочь начала учиться в Нью-Йорке, и мы используем любую возможность, чтобы почаще бывать вместе. Сейчас поедем к ней на месяц. Летом Саша была дома на каникулах. Саша очень хотела получить образование в New York University, на отделении TISH – School of the Art. Она мечтает делать фильмы. Такие разлуки очень тяжелы. Ведь для поступления в западный вуз необходим международный аттестат, который признается в западных университетах. Для этого дочка два года училась в Лондоне. Вот это было действительно ужасно и тяжело для меня. Ведь в тот момент Саше исполнилось только 17 лет. От этих переживаний у меня началась депрессия. Но она так хотела учиться, что пришлось смириться с разлукой.

Вообще, взросление собственного ребенка переживается очень сложно. А в нашем случае еще накладывается длительная разлука. А ведь мы с Сашей очень близки. Меня очень раздражают разговоры о том, что, мол, детей надо отпускать во взрослую жизнь. Да, хорошо, конечно, надо, но тут я вдруг в какой-то момент поняла, что не будет рядом со мной моей любимой Саши, и это меня очень пугало…

– Изменились ли ваши ощущения, когда вы второй раз стали мамой?

– Большой разницы я не ощутила, просто за это время изменилась я, стала другой. Да и мужа в первые годы совместной жизни еще не так хорошо знаешь, как спустя 16 лет. Когда родилась Саша, мы переживали непростой финансовый период. Приходилось метаться в поиске дополнительных источников дохода.

Сейчас у меня иные приоритеты –  и в силу возраста тоже. Я могу не разрываться между семьей и работой, передо мной и перед мужем не стоит проблема выстраивания карьеры с нуля, как тогда, когда у нас родилась Саша.

– Как вы воспитываете дочек?

– Трудности того периода не мешали нам проводить много времени с дочкой. Мы всегда брали ее с собой: и на «Кинотавр», и на съемки. Это правильно, что ребенок всегда находится рядом с родителями. Дочка видела нас в разных ситуациях. Не было, и сейчас нет у нас какой-то единой стратегии воспитания дочек, мне кажется, что лучший метод – показывать, как вести себя на собственном примере.

С Сашей у меня никогда не было проблем, такое ощущение, что она родилась взрослым, адекватным и очень разумным ребенком. Мне кажется, что у нее какая-то врожденная мудрость.

– Вы с мужем Тиграном Кеосаяном – люди известные, каково отношение к этому факту ваших дочерей?

– Нам повезло с Сашей, каким-то детям приходится объяснять, как нужно себя вести в такой ситуации, а дочке этого никогда не требовалось и не требуется. Для нее наша популярность – дело вполне обыденное. И потом, ни я, ни Тигран – все-таки, не Филипп Киркоров, наша известность иного рода: у нас нет потребности в пиаре личной жизни.

Фото из личного архива Алены Хмельницкой

А вот дочке сейчас начали поступать разные предложения о сотрудничестве. Например, недавно в журнале Андрея Колесникова «Русский пионер» вышел детский выпуск, к его публикации привлекли детей известных родителей. Пригласили и Сашу написать эссе, рассказ о мечте. Она согласилась и написала отличный текст. Другое предложение – фотосессия в одном глянцевом журнале. Саша колебалась и пришла ко мне советоваться, стоит ли соглашаться. Я ей сказала: «Решай сама, если согласишься, у тебя будет качественное портфолио, ты в красивом платье». Она подумала и отказалась. Саша хорошо понимает, почему зовут именно ее. А она хочет всего добиться сама, без помощи родителей. Она мечтает снимать кино, она пишет истории…

– Рождение младшей Ксении было осознанным решением?

– Да, абсолютно! Саша всю свою жизнь хотела брата или сестру. Во многом рождение Ксюши произошло благодаря стараниям старшей дочки. Так получилось, что у дочерей большая разница в возрасте. Но мы работали над этим вопросом, готовились. Получается, что в каком-то смысле у Ксюши две мамы – я и Саша. У нее не двое родителей, а трое. И о ревности между дочками нет и речи. Для Саши рождение Ксюши в некотором роде репетиция. Хотя я стараюсь не думать о том, что у Саши рано или поздно появится своя семья. Просто мое сознание не справляется с этой мыслью. Ведь я себя чувствую лет на 28. Моя настоящая жизнь началась именно в этом возрасте.

– А Ксении достается сейчас ваше внимание?

– Я стараюсь водить ее с собой и с нашей няней Леной повсюду. В моем детстве и в детстве Саши всегда была моя бабушка Мария – мамина мама. Она и с Сашей проводила много времени… Сейчас мои родители живут в Германии, мама Тиграна на лето уезжает в Ереван и возвращается на зиму в Москву. И видится с внучками.

– Как строятся ваши отношения с мужем?

– За время совместной жизни мы с мужем выучили друг друга, я смирилась с чем-то, что нельзя в нем изменить, и он уже не пытается меня переделать. Но мы с Тиграном по знаку зодиака оба Козероги. Между нами постоянно тлеет огонь, мы до сих пор спорим друг с другом, кто прав, а кто – нет. Но сейчас наши споры стали чуть спокойнее и тише, чем раньше. Мы не пытаемся искусственно поддерживать огонь в наших отношениях, мы оба для этого слишком ироничны. Просто мы до сих пор интересны друг другу. Надеюсь (смеется).